Объекты Военно-промышленного комплекса России и расположение Вооруженных Сил России - подробная электронная карта

Подробная цифровая (электронная) карта карта объектов Военно-промышленного комплекса России - авиационная, ракетная, радиоэлектронная, судостроительная промышленность; расположение дивизий военно-воздушных, сухопутных и военно-морских сил; предприятия атомной энергетики и разработки ядерного оружия; производство компонентов оружия массового уничтожения (ядерного, химического, биологического, бактериологического) и средств его доставки; испытательные полигоны и военные научно-исследовательские центры.

Военно-промышленный комплекс (ВПК) России – это система предприятий, производящих боевую технику, вооружение и боеприпасы. Как синонимы ВПК (военно-промышленный комплекс) используются также термины "военная промышленность" и "оборонная промышленность".

В состав ВПК входят:
- научно-исследовательские организации (их задача – теоретические разработки);
- конструкторские бюро (КБ), создающие прототипы (опытные образцы) оружия;
- испытательные лаборатории и полигоны, где происходит, во-первых, "доводка" опытных образцов в реальных условиях, а во-вторых, испытание оружия, только вышедшего из заводских стен;
- производственные предприятия, где осуществляется массовый выпуск оружия.

Но кроме военной продукции, предприятия военно-промышленного комплекса производят продукцию гражданского назначения. Большая часть холодильников, магнитофонов, вычислительной техники, пылесосов и стиральных машин России производилась на предприятиях военно-промышленного комплекса. А телевизоры, видеомагнитофоны, фотоаппараты и швейные машины выпускались только на военных заводах.

Таким образом, военно-промышленный комплекс концентрирует производство более сложной продукции. Этому способствовал высокий технический уровень большинства предприятий военно-промышленного комплекса. Это был тот сектор народного хозяйства, в котором производство находилось на уровне лучших мировых образцов, а во многих случаях и превышало его.

Военно-промышленный комплекс сосредоточивал наиболее квалифицированные и инициативные кадры, лучшую технику и умелых организаторов производства. Его масштабы были огромны. В конце 80-х гг. на 1800 предприятиях военно-промышленного России было занято около 4,5 млн. человек, в том числе 800 тысяч – в сфере науки. Это составляло около четверти занятых в промышленности. С учетом членов семей с ним было непосредственно связано 12-15 млн. человек, то есть каждый десятый житель России.

Затраты на содержание вооруженных сил и военно-промышленного комплекса лежали на всем населении страны, понижали его уровень жизни. В сфере военно-промышленного комплекса господствовало убеждение, что самое главное – произвести как можно больше продукции.

Особенностью военно-промышленного комплекса является размещение многих его предприятий в "закрытых" городах, о которых до недавнего времени нигде не упоминалось, они даже не были нанесены на географические карты. Только недавно они получили реальные названия, а до этого обозначались номерами (например, Челябинск-70).

Военно-промышленный комплекс состоит из нескольких основных отраслей:
- Производство ядерного оружия;
- Авиационная промышленность;
- Ракетно-космическая промышленность;
- Производство стрелкового оружия;
- Производство артиллерийских систем;
- Военное судостроение;
- Бронетанковая промышленность.

Ядерно-оружейный комплекс – часть атомной промышленности России. Он включает в себя следующие производства.

1. Добыча урановой руды и изготовление уранового концентрата. В России сейчас действует только один урановый рудник в Краснокаменске (Читинская область). Там же производится урановый концентрат.

2. Обогащение урана (разделение урановых изотопов) происходит в городах Новоуральске (Сведловск-44), Зеленогорске (Красноярск-45), Северске (Томск-7) и Ангарске. В России сосредоточено 45% мировых мощностей по обогащению урана. С сокращением производства ядерных вооружений эти отрасли все более ориентируются на экспорт. Продукция этих предприятий идет как на гражданские АЭС, так и на производство ядерных боеприпасов и на промышленные реакторы для производства плутония.

3. Изготовление тепловыделяющих элементов (ТВЭЛов) для атомных реакторов осуществляется в Электростали и Новосибирске.

4. Наработка и выделение оружейного плутония сейчас осуществляется в Северске (Томск-7) и Железногорске (Красноярск-26). Запасы плутония в России накоплены на много лет вперед, но атомные реакторы в этих городах не останавливаются, поскольку они обеспечивают их теплом и электричеством. Ранее крупным центром производства плутония был Озерск (Челябинск-65), где в 1957 году из-за отказа системы охлаждения взорвалась одна из емкостей, в которой хранились жидкие отходы производства. В результате территория в 23 тыс. км оказалась загрязненной радиоактивными отходами.

5. Сборка ядерных боеприпасов происходила в Сарове (Арзамас-16), Заречном (Пенза-19), Лесном (Свердловск-45) и Трехгорном (Златоуст-16). Разработка опытных образцов осуществлялась в Сарове и Снежинске (Челябинск-70). Первые атомная и водородная бомбы были разработаны в Сарове, где сейчас находится Российский Федеральный ядерный центр.

6. Утилизация ядерных отходов на сегодняшний день является одной из самых сложных экологических проблем. Главным центром является Снежинск, где осуществляется переработка отходов и их захоронение в горных породах.

Авиационная промышленность размещена, как правило, в крупных промышленных центрах, где готовые изделия собираются на головных предприятиях из деталей и узлов, поставляемых сотнями (а иногда и тысячами) смежников. Главные факторы размещения производственных предприятий – удобство транспортных связей и наличие квалифицированной рабочей силы. А проектирование почти всех видов российских самолетов осуществляет КБ Москвы и Подмосковья. Единственное исключение – КБ имени Бериева в Таганроге, где производятся самолеты-амфибии.

Ракетно-космическая промышленность – одна из наиболее наукоемких и технически сложных отраслей. Например, межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) содержит до 300 тысяч систем, подсистем, отдельных приборов и деталей, а крупный космический комплекс – до 10 миллионов. Поэтому ученых, конструкторов и инженеров в этой области гораздо больше, чем рабочих.

Научно-исследовательские и конструкторские организации отрасли сосредоточены в значительной степени в Московском регионе. Здесь разрабатываются МБР (в Москве и Реутове), ракетные двигатели (в Химках и Королеве), крылатые ракеты (в Дубне и Реутове), зенитные ракеты (в Химках). Производство этой продукции разбросано почти по всей России. МБР производятся в Воткинске (Удмуртия), баллистические ракеты для подводных лодок – в Златоусте и Красноярске. Ракеты-носители для запуска космических аппаратов производят в Москве, Самаре и Омске. Космические аппараты производятся там же, а также в Санкт-Петербурге, Истре, Химках, Королеве, Железногорске.

Главным космодромом бывшего СССР был Байконур (в Казахстане), а в России сейчас единственный действующий космодром – в городе Мирный Архангельской области (близ станции Плесецк). Зенитные ракетные комплексы испытывают на полигоне Капустин Яр Астраханской области.

Управление военно-космическими силами и всеми беспилотными космическими аппаратами ведется из города Краснознаменска (Голицыно-2), а пилотируемыми – из центра управления полетами (ЦУП) в городе Королеве Московской области.

Артиллерийско-стрелковое вооружение является очень важной отраслью военно-промышленного комплекса. Самый знаменитый и массовый вид выпускаемого стрелкового оружия – автомат Калашникова, которым пользуются по крайней мере в 55 странах (а в некоторых он даже изображен на государственном гербе). Главные центры производства стрелкового оружия – Тула, Ковров, Ижевск, Вятские Поляны (Кировская область), а ведущий научный центр находится в Климовске (Подмосковье).

Артиллерийские системы выпускаются в основном в Екатеринбурге, Перми, Нижнем Новгороде. Бронетанковая промышленность была одной из самых развитых отраслей военно-промышленного комплекса. За последний период на заводах бывшего СССР было произведено 100 тысяч танков. Сейчас значительная их часть подлежит уничтожению в рамках договора об ограничении вооружений в Европе. Из четырех российских заводов танки сейчас производятся лишь на двух - в Нижнем Тагиле и Омске, а заводы Санкт-Петербурга и Челябинска перепрофилируются. Бронетранспортеры (БТР) выпускают в Арзамасе, а боевые машины пехоты (БМП) – в Кургане.

Военное судостроение трудно отделить от гражданского, поскольку до последнего времени большинство российских судоверфей работало на оборону. Самым крупным центром судостроения со времен Петра I является Санкт-Петербург, где находится около 40 предприятий этой отрасли. Здесь строились почти все виды кораблей. Атомные подводные лодки ранее выпускались в Нижнем Новгороде и в Комсомольске-на-Амуре. В настоящее время их производство сохраняется лишь в Северодвинске. Другие центры военного судостроения – ряд городов на реках, где производят небольшие суда (Ярославль, Рыбинск, Зеленодольск и др.)

Говоря о военно-промышленном комплексе России, нельзя не упомянуть такое понятие, как конверсия военной промышленности (от латинского слова conversic – изменение, превращение). Оно означает перевод военного производства на гражданской продукции. Для России это жизненно необходимо, поскольку прежние объемы производства вооружения сохранять экономически невозможно, да и даже с чисто военной точки зрения не нужно, поскольку бывшие потенциальные противники становятся партнерами России. В то же время в военно-промышленном комплексе сконцентрированы наиболее прогрессивные технологии. Необходимо при конверсии сохранить их, чтобы квалифицированные кадры внесли свой вклад в создание новых гражданских производств.

Одновременно с этим необходимо сохранять производство наиболее эффективных видов военной техники, чтобы иметь возможность вооружать российскую армию самым современным оружием, а также поставлять вооружение в другие страны.

До недавнего времени вся информация по такой отрасли военно-промышленного комплекса, как производство бронетанковой техники, была закрытой. В последние годы, в связи с общим курсом на большую открытость, коммерческой заинтересованностью производителей в рекламе своей продукции, стремлением к расширению экспорта в средствах массовой информации и специальной литературе появилось много публикаций о производстве в военно-промышленнмо комплексе. Имеющаяся в них информация, во многом далеко не полная, разрозненная, приведенная к разным временным интервалам, позволяет, однако, дать общий обзор развития, современного состояния и географии производства бронетехники в нашей стране. Производство бронетанковой техники наряду с автомобиле- , тракторо- и авиастроением является символом второй промышленной и научно-технической революции, которая развернулась в 30-х гг. в СССР.

До революции, несмотря на наличие нескольких оригинальных проектов, танки в России не производились (были построены лишь два опытных экземпляра). На базе отечественных и главным образом иностранных автомобилей Ижорским, Путиловским и Обуховским заводами в ведущем узле машиностроения страны – петроградском – собирались бронеавтомобили. Во время гражданской войны продолжалось производство бронеавтомобилей, в том числе полугусеничных. Первая небольшая серия легких танков (15 штук) была построена на Сормовском заводе в Нижнем Новгороде в 1920 году. В качестве образца был использован французский трофейный танк. В результате развития концепции первого советского танка на ленинградском заводе "Большевик" (Обуховский завод) в 1927-1931 гг. была выпущена первая крупная серия легких танков МС-1 (900 штук), а в Харькове, ведущем промышленном узле Украины, на Харьковском паровозостроительном заводе имени Коминтерна (ХПЗ) в 1930 г. организовано производство небольшой серии средних танков Т-24.

С начала 30-х гг. началось широкомасштабное производство танков, созданных на базе передовых иностранных образцов. Это было связано с тем, что модернизационные возможности продукции, выпускавшейся ранее на основе трофейных образцов, были исчерпаны, а отечественная школа танкостроения отсутствовала. Фактически в научно-техническом плане страна оставалась зависимой от западных технологических нововведений в этой области.

Закупались лицензии на производство танков в других странах, на базе иностранных проектов создавалась новая бронетехника. Тогда бронетанковая промышленность смогла выйти вперед, и самое главное – была создана национальная школа танкостроения.

В годы Великой Отечественной войны резко расширилась география отечественного танкостроения, особенно на территорию Урала и Поволжья. Нашедшие наиболее широкое применение на войне танки Т-34 производились на заводе "Красное Сормово" в Горьком, а также на Сталинградском тракторном заводе (СТЗ) и в Нижнем Тагиле "Уралвагонзавод". Московский завод имени Орджоникидзе был эвакуирован в Свердловск, Ленинградский Кировский завод – в Челябинск, а Ленинградский завод имени Ворошилова – в Омск и Барнаул. Там и шло основное производство бронетехники.

В послевоенные годы вплоть до конца 80-х гг. продолжалось массовое производство бронетехники. Основными центрами танкостроения оставались Нижний Тагил, Омск, Харьков, Ленинград, Челябинск.

Сейчас ведущими центрами производства бронетехники являются:
- Санкт-Петербург (Кировский завод – танки Т-80 и самоходные орудия);
- Нижний Новгород (Нижегородский машиностроительный завод – орудия для БМП-3 и боевые башни для ЗРAК "Тунгуска");
- Омск (завод транспортного машиностроения – танки Т-80У,и многие другие.

Танкостроение нашей страны имеет славную историю и еще недавно пользовалось большим авторитетом в мире. Однако мировой рынок бронетехники сильно политизирован. Утратив многих прежних союзников, Россия фактически потеряла большинство традиционных рынков своего вооружения. Иностранные фирмы составляют конкуренцию не только в торговле новой техникой, но даже и в деле модернизации советской техники прошлых десятилетий, находящейся на вооружении армии ряда стран. Проблема возрождения отечественных производств сейчас становится все более актуальной.

Еще одна проблема, стоящая перед военно-промышленным комплексом – проблема конверсии. Она слишком сложна, не имеет простых решений, требует постоянного внимания и времени. Даже в США – стране с развитой рыночной экономикой и мощным гражданским сектором промышленности она потребовала осуществления крупномасштабного структурного маневра и радикального изменения всей системы закупок вооружений и военной техники.

Экономика СССР исторически складывалась как милитаризованная экономика, ориентирующаяся на сугубо затратную структуру производства, не способную к конкуренции, ориентированную на закрытый внутренний рынок. Попытки реформ, предпринимавшиеся в отдельные годы, не удавались. Складывалось впечатление, что созданная система не способна к реформированию эволюционным путем. Непосредственно военно-промышленный или оборонный комплекс постепенно обособился в самостоятельную организационную структуру, включавшую систему управления, предприятия и организации девяти министерств. В оборонном комплексе разрабатывали и выпускали далеко не только военную технику. Так, например, в 1989 году доля непродовольственных товаров народного потребления и продукции гражданского назначения в общем объеме производства оборонного комплекса составила 40%. Этому, в частности, способствовала передача в 1987 году в состав оборонного комплекса предприятий реформированного Министерства легкой и пищевой промышленности.

Нередки случаи, когда доля выпуска военной продукции на предприятиях оборонного комплекса не превышала 10%, а целый ряд предприятий, относившихся к оборонным министерствам, вообще не выпускал никакой военной продукции. С другой стороны, продукцию военного назначения производили предприятия тех отраслей промышленности, которые организационно не входили в оборонный комплекс.

В течение длительного времени оборонный комплекс обеспечивался в приоритетном порядке финансовыми средствами, научно-техническими кадрами, материальными ресурсами. В результате этого предприятия оборонного комплекса обеспечили себе высокие, по отношению к предприятиям и организациям других отраслей народного хозяйства характеристики материального и кадрового потенциала, определяли уровень научно-технических достижений в стране и темпы научно-технического прогресса.

Учитывая положение, которое занимал в экономике страны оборонный комплекс промышленности, слабость гражданских отраслей промышленности, при разработке программы конверсии была принята концепция "физической" конверсии, то есть прямого перепрофилирования производственных мощностей оборонной промышленности на выпуск гражданской продукции. Высвобождавшийся в результате сокращения производства разработок вооружения и военной техники производственный и научно-технический потенциал оборонных отраслей промышленности должен был использоваться в первоочередном порядке для выполнения государственных союзных целевых программ, обеспечивающих реализацию важнейших направлений научно-технического прогресса, в том числе развитие гражданской авиации, судостроения, космической программы научного и народнохозяйственного значения, средств связи, электронной техники и информатики, производства перспективных материалов и соединений высокой чистоты, экологически чистой энергетики, непродовольственных товаров народного потребления, технологического оборудования для перерабатывающих отраслей агропромышленного комплекса, легкой промышленности, торговли и общественного питания, медицинской техники, оборудования и приборов для экологических целей. Программа предусматривала создание 22 базовых межотраслевых научно-технических, технологических, инженерных и других центров конверсии научно-технического потенциала оборонного комплекса.

Принятая программа конверсии могла быть реализована только в условиях планово-распределительной экономики и была сопряжена с крупнейшими затратами как на разработку, так и на промышленное освоение новой продукции.

События осени 1991 года имели своим следствием в том числе и радикальное изменение позиции нового руководства Российской Федерации по отношению к дальнейшей судьбе военно-промышленного комплекса страны. Была принята концепция радикальных рыночных реформ и демилитаризации экономики. Новое руководство страны планировало осуществить крупнейший структурный маневр.

В течение ноября-декабря 1991 года была демонтирована отраслевая структура управления военно-промышленным комплексом, ликвидирована Государственная комиссия Совета Министров СССР по военно-техническим вопросам, которая играла важную роль в старой отраслевой структуре управления промышленностью. Управление разработками и производством вооружения и военной техники полностью перешло к Министерству обороны. Логика событий требовала реорганизации Министерства, а также сложившейся системы закупок вооружения и военной техники.

Военно-промышленный комплекс, представляющий собой организованную структуру управления, объединяющую предприятия и организации, деятельность которого основывалась на государственном заказе, на централизованно распределяемых финансовых, трудовых и материально-технических ресурсах, после ликвидации планово-распределительной системы и либерализации цен стал зависеть только от объемов прямого бюджетного финансирования. Утратив командные посты в правительстве и возможность влиять на распределение бюджетных ассигнований, у военно-промышленного комплекса оставалась последняя возможность бороться за свое существование в прежнем качестве – сохранить сам комплекс как связанную в единую организационную систему структуру управления и подчиняющиеся ей предприятия и организации. Однако в планах правительства по преобразованию оборонного комплекса важное место занимала программа приватизации. В соответствии с этой программой демилитаризацию производственного сектора промышленности и сферы НИОКР планировалось провести на основе развития негосударственных форм собственности и предпринимательства, сокращения государственных дотаций и свертывания неэффективных производств и предприятий, постепенного снятия ограничений на иностранную конкуренцию.

Первоначально при реализации этой программы главными задачами в области конверсии на этом этапе должны были стать сохранение наиболее важных элементов производственного и научно-технического потенциала предприятий оборонного комплекса России, их максимальное использование для реконструкции экономики, развития социальной сферы, для создания импортозамещающих производств, расширения экспортных возможностей страны. Предполагалось, что государство будет использовать широкий арсенал средств государственной поддержки конверсии оборонных предприятий. Среди них: бюджетное финансирование конверсии, льготное государственное кредитование, использование внебюджетных государственных фондов конверсии, предоставление конверсируемым предприятиям налоговых льгот, разрешение предприятиям использовать для финансирования программ конверсии и часть валютной выручки от экспорта вооружений, а также от продажи лицензий и технической документации на их производство, содействие в получении иностранных инвестиций и безвозмездной помощи, приоритетное включение конверсионных проектов в иностранные кредитные линии, оказание предприятиям оборонного комплекса методической, юридической и иных видов помощи. Поэтому одним из основных условий предоставления конверсируемым предприятиям и организациям материально-финансовой и технической помощи государства или содействия в предоставлении такой помощи со стороны отечественных и зарубежных инвесторов становилось изменение организационно-правовой формы собственности предприятий, их акционирование и коммерциализация в интересах эффективного функционирования в рыночных условиях. Вывод мощностей, относящихся к оборонному комплексу, за рамки сложившейся системы управления планировалось осуществлять через формирование хозяйственно независимых корпораций и концернов. Глубоко специализированные на производстве вооружений и военной техники предприятия, процесс конверсии на которых крайне затруднен, а также крупные НИИ и КБ, где сосредоточено сложнейшее и дорогостоящее оборудование, которое можно было использовать только для разработки и испытаний образцов вооружения и военной техники, планировалось преобразовать в казенные предприятия и базовые государственные научно-технические центры.

Предполагалось, что разработка и производство вооружения и военной техники для российских вооруженных сил будет производиться небольшим количеством узкопрофильных и глубоко специализированных оборонных предприятий и организаций, принадлежащих государству и действующих на основе Положений о специализированных государственных предприятиях и о государственных научно-технических центрах. Кроме того, эти же работы могли, при необходимости, проводиться крупными диверсифицированными и независимыми от государства корпорациями, в которые преобразованы многие предприятия и организации оборонного комплекса в результате их разгосударствления. Их привлечение к выполнению военных заказов должно осуществляться по контрактам, полученным преимущественно на конкурсной основе в соответствии с Положением о контрактации по оборонным заказам, которые предстояло разработать. К тому времени должно было также быть реформировано Министерство обороны и система военных заказов.

Большая часть предприятий должна переориентироваться на функционирование в условиях свободной экономики, на развитие гражданских и "двойных" технологий в целях достижения высокого качества продукции российского машиностроения, завоевания и удержания лидерства в отдельных областях научно-технического прогресса, закрепления позиций России на мировом рынке. При реализации этой модели на государственные органы управления возлагались задачи создания макроэкономических условий выполнения военных заказов, определение условий контрактации выработки и реализации мобилизационной политики, обеспечение предприятий различными видами государственной помощи при изменении их загруженности оборонными заказами, решение проблем государственных инвестиций в предприятия, связанные с выполнением военных заказов и т. д. Такова альтернативная концепция конверсии.

В условиях форсированного открытия экономики и одномоментного сокращения ассигнований на вооружения и военную технику в 1992 году более чем на 60% реализация такой альтернативной концепции требовала государственного регулирования системы закупок вооружения и военной техники, формулирования четкой промышленной, технологической и военно-технологической политики.

Однако вместо хорошо продуманной системы реализации этого замысла были в срочном порядке использованы заготовки конверсионных программ 1990 года, ориентированных на "физическую" конверсию, которые невозможно было реализовать в рамках новой экономической политики и безуспешные попытки предложений западным инвесторам отечественных проектов. Не случайно, в программах правительства на 1993-95 годы и на 1995-97 годы соответствующие разделы, посвященные приоритетам структурной политики, выдержаны в худших традициях чисто декларативных программ и не содержат ничего конструктивного. Отсутствие продуманной промышленной и технологической политики у правительства хорошо видны по таким декларативным моментам разделов программ, посвященных структурной политике как ориентация на "селективную политику", на "точки роста", на "эффективные инвестиции", на развитие экспортоориентированных производств и т. п., которые правительство за 4 года так и не смогло обнаружить.

Отсутствие новой военно-технической политики, отказ правительства от государственного регулирования системы закупок вооружения и военной техники, которое правительство по умолчанию "повесило" на Министерство обороны, резкое сокращение ассигнований привели к "фибрилляции" этой системы, последствия которой сказываются и сегодня.

Ход событий 1992-1995 годов показал, что правительство по ряду причин не смогло и не захотело последовательно выдержать задуманную концепцию конверсии и фактически ситуация вышла из-под контроля исполнительной власти и, хотят этого или нет в правительстве, все выглядит так, как будто реализуется простейшая концепция демилитаризация экономики – любой ценой избавиться от неэффективных производств, предоставив предприятиям и организациям право самим искать место в новой экономической ситуации. Основным и единственным механизмом реализации такой "концепции" является бюджетная политика и программа приватизации, которые призваны провести естественную санацию неэффективных предприятий.

При такой устраненности правительства от всех других имеющихся в распоряжении государства методов регулирования реализуется по инерции только то, что потенциально было заложено в дореформенной экономике и не требует никакого напряжения ума и профессиональных знаний – дальнейшее "сползание" к типу экономики, ориентирующейся на экспорт сырья. Трансплантация российской экономики в мировую может состояться на условиях, заранее определенных уже сложившимся разделением сфер влияния. Думать серьезно о каком-либо участии в борьбе за рынки сбыта при сложившейся правительственной политике можно только по тем позициям и на тех условиях, которые будут нам предложены мировым сообществом.

Военно-промышленный комплекс представляет собой наиболее качественный компонент экономики России. Он включает органы государственного управления и власти, промышленные предприятия и научные организации, занимающиеся оборонными исследованиями и созданием вооружения и военной техники.

Военная мощь Советского Союза опиралась на значительный общеэкономический фундамент. Его экономика с точки зрения возможностей функционирования военного производства была комплексной и самодостаточной, то есть изготовление всей гаммы новейших вооружений практически не зависело от внешнеэкономических связей.

Самыми общими и употребительными в мировой статистике показателями роли военно-промышленного комплекса в экономической структуре государства являются удельный вес военных расходов в ВВП и объем военного производства. В СССР в 80-х гг. удельный вес оборонных расходов составлял 9-13%. В комплексе было занято около 10 млн. человек. Отраслевая структура и высокий научно-технический потенциал промышленности позволяли обеспечивать стратегический паритет с ведущей в экономическом и военном отношении страной мира – США (имея приблизительно 1/3 американского объема внутреннего валового продукта (ВВП)).

По сравнению с СССР экономические возможности России существенно ухудшились. Сегодня по размеру ВВП Россия отстает от США в 10 раз, Китая – в 6, Японии – в 4, Германии – в 3, Индии, Франции, Великобритании и Италии – в 2 раза. По объему ВВП мы занимает 15-е место в мире, пропустив вперед не только указанные страны, но и Испанию, Бразилию, Южную Корею, Канаду, Мексику и даже Индонезию. По объему ВВП на душу населения наши позиции еще хуже (примерно 100-е место в мире).

По оценке большинства отечественных экономистов, даже при ежегодном приросте ВВП на 2-5% положение России в ближайшие 15 лет принципиально не изменится, к тому же инвестиционных предпосылок к таким темпам не имеется. К 2010 году соотношение экономических сил, вероятнее всего, будет следующим: мы будем уступать по объему ВВП блоку НАТО в целом (с учетом потенциалов еще 12 стран, подавших заявки на вступление в него) в 20 раз, США и Китаю – в 8 раз, Японии – в 4 раза.

Каковы сегодня реальные возможности военно-промышленного комплекса России и каковы технологические, экономические и организационные проблемы, стоящие перед ним?

Россия унаследовала 80% оборонной промышленности СССР. Это означает, что степень милитаризованности экономики оказалась более высокой по сравнению с другими республиками бывшего Союза. Правда, численность занятых в военно-промышленном комплексе сократилась до 5,4 млн. человек, но она все равно остается чрезмерной. Так, удельный вес работающих в оборонной промышленности составляет 23,5% от общей численности занятых по стране, причем непосредственно ВВТ сейчас производят около 2 млн. человек.

По состоянию на начало 1999 года в состав военно-промышленного комплекса России входило около 700 научно-исследовательских институтов (НИИ) и конструкторских бюро (КБ) оборонного профиля, а также 1700 предприятий и организаций и восемь отраслей. Кроме того, с ними связано более 1500 смежников в 10 странах СНГ. На объектах оборонной промышленности производится 20% всего объема машиностроительной продукции страны.

Предприятия военно-промышленного комплекса расположены на территории большинства субъектов РФ, хотя и крайне неравномерно. Некоторые районы и более 70 городов-заводов, включая закрытые административно-территориальные образования, полностью зависят от работы комплекса, поскольку в них практически отсутствуют другие сферы применения труда. Наиболее сложно эта ситуация складывается в Удмуртии (55,3% занятого населения работает на предприятиях оборонной промышленности), в Саратовской области (50,9%), Новосибирской области (43,5%), Северо-западном регионе России (30,7%).

Регионы с высокой долей занятости занятых на предприятиях военно-промышленного комплекса формируют большой потенциал массовой миграции рабочей силы в другие районы, что при отсутствии достаточных инвестиций в производственную и жилищно-коммунальную сферу создает экономическую и социальную напряженность. Поэтому в данных регионах важно учитывать местные возможности для трудоустройства высвобождающихся из оборонных отраслей работников.

Крайне тяжелая ситуация в военно-промышленном комплексе проявляется в обвальном падении объемов производства, финансовых трудностях, снижении технического уровня производства, нарушений сложившейся системы кооперационных связей, уменьшении мобилизационных возможностей. Часть этих трудностей Россия унаследовала от Советского Союза, а некоторые из них – результат ошибок экономической политики.

Таким образом, главные причины трудностей в оборонной промышленности России заключаются в несовершенстве управления, недостатках финансового обеспечения, непродуманными конверсией и приватизацией предприятий комплекса.

Наиболее масштабное и многоаспектное влияние оказала на военно-промышленный комплекс России оказала конверсия военного производства. На макроэкономическом уровне она означает долгосрочную структурную перегруппировку финансовых, материальных и людских ресурсов из военного в гражданский сектор народного хозяйства и проявляется в общем уменьшении военных расходов государства.

Сам процесс конверсии был исторически и экономически неизбежен. Гипертрофированный удельный вес военного сектора был специфической чертой советской экономики; как следствие, ее отраслевая структура нуждалась в совершенствовании. Перенапряженность военными программами стала серьезным препятствием экономическому и политическому прогрессу страны.

Экономика СССР, по мнению многих специалистов, надорвалась на чрезмерной милитаризации хозяйства. Уже в начале 80-х гг. возникла настоятельная необходимость сокращения военных усилий, что привело к снижению темпов военных расходов по сравнению с США. Так, за 1980-86 гг. США увеличили военные расходы на 6,7%, а СССР – на 5,5%. Однако в начале 90-х годов эта тенденция переросла в перманентное уменьшение их абсолютных размеров.

Сокращение военных расходов прежде всего сказалось на закупках ВВТ и заказах на НИОКР, уменьшение которых в 1991-97 гг. составляло около 30% ежегодно (за один только 1993 год – 68%). В результате расходы на закупки ВВТ сократились в 14 раз, на военные НИОКР – в 13 раз. Это, естественно, автоматически повлекло уменьшение государственных закупок у военной промышленности. Годовой оборонный заказ в этот период ни разу не превышал 10% уровня 1991 года. Продажа оружия на внешнем рынке не изменила ситуации. Экспорт военной продукции длительное время сокращался одновременно со внутренним спросом.

Здравый смыл, политическая осторожность и экономический расчет должны были указать на опасность такого резкого свертывания военного производства. В результате оказалось практически невозможно осуществлять соответствующую реструктуризацию оборонной промышленности. Мировая практика показывает, что нормальная реструктуризация, то есть адаптация к гражданскому рынку, происходит при уменьшении выпуска ВВТ не более, чем на 5-7% в год. А в России темп был в несколько раз больше, к тому же только за 1991-92 годы конверсии подверглось 1238 предприятий комплекса и из него было уволено 1,08 млн. человек.

Еще одна проблема – переход за критический минимум объема производства многих видов военной продукции. В целом государственный оборонный заказ за последние годы по основной массе вооружения и военной техники обеспечивает загрузку производственных мощностей максимум на 10-15%. Повсеместно оборонный заказ стал ниже минимально допустимого уровня, что ведет к росту издержек в расчете на единицу выпускаемой продукции, а также к деградации и утрате высокотехнологичных производств.

Сегодня осознано, что проводить конверсию необходимо было менее скоропалительно и с гораздо меньшими издержками. Мировой опыт и состояние конверсируемых предприятий РФ подтверждают, что высокий темп?данного процесса вызывает тяжелые последствия и превращает демилитаризацию экономики в один из факторов падения промышленного производства в целом. Масштабы и темпы конверсии в начале 90-х годов почти на порядок превысили имевшие место в большинстве развитых стран и составляли по различным отраслям военно-промышленный комплекс от 30 до 60 % и более.

Объективные трудности конверсии были усугублены ее ограниченным финансированием. Приватизация на предприятиях военно-промышленного комплекса сопровождалась прекращением государственного финансирования, что вполне естественно. Однако новые собственники, особенно трудовые коллективы, оказались неспособными инвестировать производство, в особенности его оборонную часть. Как следствие, начался масштабный и трудно контролируемый для государства процесс ухода предприятий от выпуска ВВТ, неоправданное суждение номенклатуры военной продукции, что практически не было подкреплено прогрессивной унификацией ВВТ. В последующие годы данная ситуация еще более ухудшалась.

Однако главная проблема военно-промышленного комплекса заключается в мизерном финансировании. В этой сфере общепринятыми в мировой статистике являются показатели годовых военных расходов в расчете на одного военнослужащего и одного жителя страны. В 1997 году расходы на одного военнослужащего в России составляли 14 тысяч долларов, а в США – 176 тысяч, в Великобритании – 200, в Германии – 98. В том же году военные расходы на душу населения составляли: в России – 233 доллара, в США – 978, в Великобритании – 578, в Греции – 517 долларов.

Фактические затраты государственного бюджета на оборонные нужды в 1993 году составили 4,4% от ВВП; в 1994 году – 5,6%, в 1995 – менее 4%, в 1996 – 3,5%, в 1997 – 2,7%. При этом сам объем ВВП непрерывно снижался.

Ограниченность возможностей финансировать государственный оборонный заказ на поставку в Вооруженные силы конкретных образцов ВВТ привело к идее сконцентрировать большую часть выделенных для этой цели ресурсов на НИОКР в области создания новых типов вооружений. Эта идея, по мнению специалистов, была абсолютно верна. Ее реализация позволила бы создавать научно-технические и технологические заделы для последующего перевооружения Вооруженных Сил на качественно новые системы ВВТ.

Совершенно ясно, что на сегодняшний день отставание для России в этой сфере от ведущих в военном и экономическом отношении стран недопустимо. Мир находится на пороге очередной научно-технической революции, которая должна привести к значительному качественному рывку в модернизации ныне действующих образцов ВВТ, появлению принципиально новых видов оружия, которые будут базироваться на новых физических принципах и наукоемких технологиях. Причем двойное назначение будет иметь гораздо больше технологий, чем те, которые применяются при производстве нынешних вооружений.

Однако пока на практике идея концентрации усилий на военных НИОКР не подкреплена соответствующими бюджетными ресурсами. Как следствие, только за 1989-1995 гг. произошло более чем 10-кратное снижение финансирования на НИОКР в области военного производства. Сегодня в России на это из бюджета ассигнуется в долларовом исчислении в 30 раз меньше, чем в США, и в 10 раз меньше, чем в европейских странах НАТО. К тому же бюджетные ассигнования – это плановый показатель, который в последние годы никогда не исполнялся. Процент реальных ассигнований на НИОКР оборонного характера значительно отличается от первоначальных планов.

Столь скудное финансирование подвело научные и конструкторские организации военно-промышленного комплекса к критической черте, за которой следует потеря воспроизводственного потенциала, особенно по высокотехнологичным образцам ВВТ. Его восстановление потребует впоследствии существенно больших средств, чем его текущее поддержание на текущем уровне.

Одно из негативных итогов ухудшения финансового положения оборонных предприятий – резкое устаревание оборудования. Действительно, недостаточный уровень капиталовложений в техническое перевооружение функционирующих и мобилизационных мощностей ведут к их быстрому моральному и физическому старению, что в ближайшее время, несомненно, скажется на способности производить современное вооружение и военную технику. Анализ технического состояния активной части основных производственных фондов оборонной промышленности показывает, что в отраслях замечена негативная тенденция к устареванию оборудования. Предполагается, что к 2001 году количество оборудования с возрастом в 20 лет составит половину от его общего числа.

В результате сокращения текущего производства вооружения и военной техники и сложного финансового положения предприятий комплекса ухудшается материальное положение трудовых коллективов. В оборонной промышленности резко снизилась заработная плата: сегодня она на 30-40% ниже, чем в общепромышленном производстве. Это связано с тем, что в военно-промышленном комплексе уменьшение численности работающих происходит более медленно по сравнению с падением объемом производства, а также с большим количеством градообразующих предприятий.

Если принять уровень заработной платы в оборонном комплексе по состоянию на 1997 г. за 100%, то в электроэнергетике он равнялся 304, а в газовой промышленности – 472%. Средняя заработная плата по промышленности в 1998 г. составляла 1245 рублей, а на предприятиях комплекса – около 794 (по электронной промышленности – 600, по промышленности средств связи – 625 рублей). Даже наиболее благополучная среди "оборонщиков" ракетно-космическая отрасль по этому показателю (1062 рубля) заметно отставала от промышленности в целом.

В настоящее время на многих предприятиях военно-промышленного комплекса существует скрытая безработица. Ухудшился в комплексе и качественный состав рабочей силы. Так, средний возраст работника составил 43 года (а в НИИ и КБ – 45 лет). Молодежь до 30 лет на предприятиях оборонной промышленности составляет 16% от общего числа персонала. Высок процент женщин – 52% и работающих пенсионеров – 11,5% (в НИИ и КБ – 12,5%). Среди принятых на работу за период с 1991 по 1997 гг. лишь 2% имели высшее или среднее техническое образование. Общее число кандидатов и докторов наук уменьшилось на 10%.

Предпринятые в последнее время шаги по выправлению дел в военно-промышленном комплексе, включающие ряд организационно-финансовых мер, начали давать положительные результаты. Так, в 1998 г. в оборонной промышленности РФ наметилась относительная стабилизация. В частности, общий объем выпуска продукции за 8 месяцев составил к аналогичному периоду 1997 г. 97,2%, в том числе гражданской – 92, а военной – 107%, что свидетельствует о повышении доли последней. При этом довольно значительный рост производства произошел в ракетно-космической (119,9%) и радиопромышленности (109%), стабилизировалась ситуация в авиационной (90,1%) и боеприпасной (93,3%) отраслях.

Прекратилось в военно-промышленном комплексе и опережающее по сравнению со всей промышленностью сокращение занятости: если по всей промышленности среднесписочный состав рабочих за 1998 г. уменьшился на 10,6%, то в оборонной промышленности – на 10,3%.

Однако в отдельных отраслях комплекса спад производства продолжался, причем в таких структурах, как промышленность вооружения, Российское космическое агентство, промышленность средств связи, процесс ускорился. Так, за 8 месяцев 1998 года (по сравнению с аналогичным периодом 1997 года) объем выпуска в первой структуре составил 45,4%, во второй – 49,1%, а в третьей – 50,4%.

Для России военная промышленность выполняет не только функцию обеспечения вооружением и военной техникой Вооруженных Сил; она представляет собой важнейшую экспортоориентированную отрасль. И в советский период экспорт ВВТ рассматривался как выгодное направление внешнеэкономической деятельности, но тогда в данной сфере был чрезвычайно силен идеологический аспект. Это проявлялось, в частности, в значительных поставках ВВТ некоторым странам в долг, причем в большинстве случаев подобные долги не имели практических шансов быть погашенными странами-импортерами.

В сегодняшней экономической ситуации в России в целом, и в военно-промышленном комплексе в том числе, коммерческая сторона экспорта оружия становится превалирующей. Достаточно сказать, что в настоящее время по этому каналу в комплекс идет 70% всех финансовых поступлений.

Ограничение экономических возможностей и фактическое место России в мирохозяйственной системе сегодня и в перспективе двух-трех ближайших десятилетий предполагают оптимизацию структуры военной промышленности. Суть ее прямо вытекает из основных положений военной доктрины на каждом отдельном этапе, ее приоритетов в области военного строительства.

В связи с нехваткой финансов масштабное переоснащение Вооруженных Сил новыми видами оружия отложено на перспективу до 2005 года. Тогда же начнется и широкомасштабная структурная перегруппировка военной промышленности страны, чтобы соответствовать номенклатуре массовых поставок ВВТ в перевооружаемые армию и флот. Пока же с учетом имеющихся реалий военная доктрина исходит из и поддержания ведущей роли стратегических ядерных сил в военной системе государства.

Стремление США в одностороннем порядке выйти из договора с Россией о несоздании систем противоракетной обороны, их усилия в области расширения арсенала высокоточного оружия делают необходимым для нашего государства сохранение достаточного количества ядерных вооружений, наличие современных систем предупреждения о военной опасности и ядерном нападении в особенности, надежного комплекса управления и информационного обеспечения постоянного функционирования и боевого применения Стратегических ядерных сил.

В настоящее время на эти цели направляется примерно четверть военного бюджета страны, в том числе на такую важную их часть, как ракетные войска стратегического назначения – 6-8%. Существует официальная точка зрения органов законодательной и исполнительной власти РФ, поддерживаемая военными специалистами, о повышении как абсолютных расходов на отмеченные выше цели, так и доли стратегических ядерных сил в структуре военного бюджета. Агрессия НАТО в Югославии, развязанная весной 1999 г., послужила еще одним поводом для укрепления данной позиции.

Упор на развитие стратегических ядерных сил предполагает и изменение приоритетов в военно-промышленном комплексе Российской Федерации. Речь должна идти о первостепенном внимании к развитию ракетно-космической и атомной промышленности, а также к военному самолето- и кораблестроению. Соответствующее развитие предполагается в смежных отраслях, производящих комплектующие первой группы.

Предпринятые правительством России в последнее время меры позволили приостановить негативные тенденции в военно-промышленном комплексе. В частности, в ряде отраслей возрос объем производства, практически во всех отраслях замедлилось его падение, улучшились некоторые показатели хозяйственной деятельности оборонных предприятий. Но впереди еще очень трудные задачи, главные из которых: не потерять научные школы, работающие на оборону, сохранить передовые технологии, выбрать и сконцентрировать усилия на наиболее перспективных военно-технических программах XXI века. Восставшей из нынешнего хаоса России обязательно потребуется и современная по меркам будущего дня армия, и способная вооружать ее отечественная военная промышленность.

Перспективы развития наукоемкого производства будут определяться интенсивностью спроса в отраслях, потребляющих его продукцию, и соответственно зависеть от положительных тенденций, оживляющих экономику в целом. Однако уже очевидно, что осуществить переход на интенсивное наукоемкое производство невозможно без сильной государственной политики и поддержки. Необходима система мер по привлечению инвестиций, в том числе иностранных, по организации на территории области производств по выпуску как готовой продукции, так и узлов, деталей, агрегатов, которые удовлетворяли бы требованиям и внутреннего, и внешнего рынка. Общая ориентация таких производств должна быть не на количество, а на качество продукции, ее надежность, экологичность и дизайн. Без государственной поддержки высокотехнологических производств Сибирь, как и Россия в целом, в ближайшей перспективе неизбежно утратит способность к производству наукоемкой продукции.

В начале XXI века, как никогда ранее, необходимо понимание на всех уровнях хозяйственной и властной иерархии того, что следует как можно быстрее преодолеть угрожающее национальной безопасности страны отставание от мирового уровня по критически важным технологиям и перейти к созданию прогрессивной технологической базы в области важнейших технологических систем (воздушного, морского и наземного транспорта, связи и коммуникаций, производства космической техники, медицинского оборудования и т. д.) для выпуска конкурентоспособной продукции, что в целом и гарантирует технологическую безопасность страны.

В ближайшей перспективе каждое оборонное предприятие области должно решать для себя следующие задачи: - выбрать и экономически обосновать конкретную стратегию реформирования, направленную, в конечном итоге, на создание эффективного производства и улучшение финансово-экономических результатов деятельности; - разработать подробный бизнес-план структурных преобразований; - пересмотреть ранее разработанные планы и проекты диверсификации и конверсии производства, которые не реализуются из-за необоснованности и неперспективности; - изучить возможности вхождения предприятия в состав интегрированных структур (ФПГ, ГНЦ и т. д.) и создания совместных предприятий с иностранными фирмами.

Долгосрочные перспективы развития оборонных предприятий области будут определяться интенсивностью инвестиционного спроса в отраслях, потребляющих их продукцию, и соответственно зависеть от тенденций, оживляющих экономику в целом. Однако для предприятий, которые продлят свое существование, необходимы меры, способствующие их переходу на технологии четвертого и пятого поколений и вхождение в международное разделение труда. Поэтому для первых 5-7 лет XXI века останется важнейшей задачей постоянная работа, в том числе и работа областной администрации, по привлечению инвестиций, по содействию в создании совместных предприятий, по организации производств и направлению их общей ориентации.

Все карты, фотографии и спутниковые фотографии находятся под защитой авторских прав и принадлежат либо автору ресурса Национальная и государственная безопасность Российской Федерации, либо размещены с разрешения государственных или частных организаций, либо частных лиц. Любое копирование указанных материалов преследуется в соответствии с нормами гражданского и уголовного законодательства Российской Федерации.