Последние поступления

 

Социологическое исследование Sociologie Militaire двух авторитетных французских социологов Theodore Caplow и Pascal Vennesson, специализирующихся на исследованиях в области социологии вооруженных конфликтов.

Официальный текст Концепции национальной безопасности Российской Федерации от 21 апреля 2000 года.

Официальный текст Военной доктрины Российской Федерации от 21 апреля 2000 года.

 
 

Косолапов Николай Алексеевич


Косолапов Н.А.

Родился 23 апреля 1942 года в Москве. В 1970 году закончил факультет Международных экономических отношений Московского государственного института международных отношений (МГИМО МИД СССР).

Работал зам. главного редактора журнала МЭиМО, помощником Секретаря ЦК КПСС, в аппарате Президента СССР, в настоящее время - заведующий отделом Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук. Николай Алексеевич Косолапов - ведущий специалист в области Политической психологии и основатель этой отрасли знания в отечественной науке. Преподает в МГУ им. Ломоносова и МГИМО МИД РФ.

 
 


Содержание

Изменение международной среды, в которой осуществляется ядерное сдерживание. Формирование нового глобального миропорядка.

Оборонительное и принуждающее ядерное сдерживание. Потенциалы взаимного гарантированного уничтожения. Легитимность применения ядерного оружия.

Соотношение и актуальность принуждающего и оборонительного ядерного сдерживания. Ядерное сдерживание в новом монополярном миропорядке во главе с США.

Переход ядерного оружия как средства сдерживания на региональный уровень. Роль стратегических потенциалов стран-членов ядерного клуба.

Роль ядерного оружия в региональных конфликтах. Проблема ядерного сдерживания государств, не обладающих ядерным оружием.

Соотношение стратегических термоядерных вооружений мегатонной мощности и оперативно-тактических боеприпасов килотонного класса.

    

Актуальные публикации

Доклад Арбатова А.Г. Ядерное сдерживание и нераспространение

Тезисы доклада академика Арбатова к заседанию Ученого Совета ИМЭМО РАН Ядерное сдерживание и нераспространение изложены как положительные и негативные тенденции: расширение и бессрочное продление Договора о нераспространении ядерного оружия, повышение вероятности конфликов с применением ядерного оружия, низкая эффективность международного контроля за передачей ядерных технологий.

Международные и региональные террористические организации

В едином досье Международные и региональные террористические организации собрана современная информация о международных, региональных и национальных организациях, движениях, фронтах и т.д., использующих в своей деятельности методы террора. Обновленная информация об истории создания, лидерах, численности, спонсорах, странах-покровителях и проведенных терактах.

Аль-Каида - Международный исламский фронт джихада против иудеев и христиан

В досье Аль-Каида - Международный исламский фронт джихада против иудеев и христиан содержится подробная информация по истории создания, идеологии, составу, боевой и политической деятельности этой самой крупной террористической сети. Изложены цели, задачи и методы этого глобального террористического движения.

К 2020 году на смену "Аль-Каиде" придут профессионалы террора

В Отчете Национального совета по разведке, опубликованном в мае 2005 года изложено видение ветеранами ЦРУ, ФБР и АНБ США перспектив международного терроризма. Деятельность террористов станет значительно более профессиональной и эффективной, они получат доступ к химическому, биологическому, а также, возможно, ядерному оружию.

    
BannerPoint               BannerPoint
 
Ядерное сдерживание в постбиполярном мире:
логика идеи и средства реализации


Сейчас, когда по свежим следам операции США в Ираке военная доктрина и заявляемая политика России снова делают упор на ядерное сдерживание, возможность применения ядерного оружия первыми и на право наносить при необходимости превентивные удары, полезно и интересно посмотреть, что происходит с идеей и феноменом ядерного сдерживания в условиях монополярного глобализирующегося мира во главе с США.

Как меняется международная среда, в которой осуществляется ядерное сдерживание; какие требования диктует эта среда по отношению к действенности и эффективности такого сдерживания, к его объектам, целям и задачам; как сочетается с ней логика идеи ядерного сдерживания?

 
Угроза ядерным и термоядерным оружием массового поражения в условиях глобального мира расценивается как вызов всему международному сообществу - это делает сценарий глобальной термоядерной войны маловероятным
 

 


Наиболее значимые для ядерного сдерживания перемены в мире (по сравнению с биполярной конфронтацией эпохи "холодной войны") произошли и продолжают аккумулироваться на трех взаимосвязанных уровнях: собственно ядерных вооружений и ядерного сдерживания; типа и характера миропорядка, фактически складывающегося после исчезновения биполярности; и морально-политических критериев, по которым в условиях этого миропорядка оценивались бы угроза и тем более факт применения ядерного оружия в целях сдерживания.

Любой из этих пунктов тянет на полновесную монографию (Арбатов А.Г. Оборонная и достаточная безопасность. М., 1990. Арбатов А.Г. Безопасность: российский выбор. М., 1999. Кокошин А.А. Ядерное сдерживание в XXI веке. М., 2003. Федоров Ю. Ядерный фактор в мировой политике XXI века // Pro et Contra, Осень 2002, том 7, № 4, с 57-71), поэтому я просто просуммирую перемены, которые мне представляются наиболее значимыми.

 


В сфере ядерных вооружений идет политическое наступление США на реальные или виртуальные ядерные потенциалы тех стран, которые имеют основания и политическую заинтересованность в создании и поддержании сдерживающего эффекта по отношению к США и их главным региональным союзникам.

Сегодня в число таких стран входят Россия, КНДР, Иран. Цель, видимо – не только свести такие потенциалы до минимума там, где они существуют и не допустить их создания там, где оно смотрится как вероятное, но не допустить и перетекания соответствующих технологий из России в мусульманский мир, а также создать политико-психологическую и международно-правовую основы для подхода в будущем к проблеме ядерного потенциала КНР.

При этом сами США активизируют работы по созданию малых ядерных боеприпасов и сохраняют свой стратегический потенциал в неприкосновенности, подкрепляя его созданием системы НПРО (национальной противоракетной обороны).

Тип возникающего глобального миропорядка описывается обычно как "иерархический, авторитарный, США-центричный". Правомерно добавить, что он еще "неинституционализированный, неформальный", т.е. три первых и определяющих его качества не закреплены ни в какой системе международно признанных институтов и договоров. Я его называю "глобализацией по понятиям": роль США принимается в нем мировым сообществом де-факто под осознанием возможностей этой страны, а нередко под прямым ее политико-дипломатическим и иным нажимом. США осуществляют по отношению к наиболее развитой части этого порядка "программирующее лидерство", стремясь свести на нет рудименты политического феномена "великих держав" (отсюда – их обращение к государствам-демосу в связи с операцией в Ираке).

Великие державы (кроме КНР, позиция которой сложнее) для сохранения их особого статуса в международных отношениях хотели бы закрепиться в роли государств-"бояр" или "-олигархов" при США (Великобритания делает это через ее "особые отношения" с США; Франция, ФРГ, Россия – умеренной демонстрацией их ""особых позиций" по отношению к конкретным аспектам политики Вашингтона) – одновременно все более прочно укореняя свое положение в ООН и ее Совете Безопасности через их предполагаемую реформу. Но порядок только формируется, и идущие с начала 1990-х годов процессы отражают логику его становления, а не уже признанный порядок и тем более не его рутинное функционирование.

Если и когда глобальный миропорядок оформится более четко и будет признан (решающим станет, видимо, слово КНР), производные от него изменения в морально-политических критериях легитимности применения ядерного оружия и угрозы им окажутся революционными. В международных отношениях – "диком поле", где все государства номинально суверенны, носитель подобного суверенитета вправе сам выбирать формы, средства и способы осуществления своей политики. В глобальном миропорядке мир становится целостен, и такое право должно перейти к его институциям международного регулирования и самоуправления, а де-факто скорее всего будет признано за государством-лидером.

В любом случае угроза оружием массового поражения будет в условиях глобального мира расцениваться как вызов всему "международному сообществу", требующий превентивных мер военно-полицейского характера (именно этот прецедент пытаются сейчас установить США на "материале" Ирака, Ирана и КНДР). Но создание подобного прецедента - тоже процесс, исход которого пока еще менее определенен, чем среднесрочные итоги и будущие перспективы международно-политической глобализации.

Обратимся теперь к логике идеи ядерного сдерживания. По сути, такое сдерживание есть не что иное, как угроза, а последняя действенна лишь при соблюдении трех необходимых и достаточных условий: наличии материальных, иных практических возможностей осуществить угрозу или реально подкрепить ее при необходимости; психологической готовности сдерживающего пойти на меры и действия по подкреплению и/или исполнению угрозы; вероятная реакция основной части международной среды на исполнение угрозы благоприятна для угрожающего или может быть им проигнорирована без серьезных для себя последствий.

<< library index                                                                                                    part two >>