Последние поступления

 

Социологическое исследование Sociologie Militaire двух авторитетных французских социологов Theodore Caplow и Pascal Vennesson, специализирующихся на исследованиях в области социологии вооруженных конфликтов.

Официальный текст Военной доктрины Российской Федерации от 21 апреля 2000 года.

Официальный текст Доктрины информационной безопасности Российской Федерации от 9 сентября 2000 года.

 
 


Фролов А.В.

В разделе Монографии недавно было выложено две книги, ставшие для современной геополитики знаковыми, - Великая шахматная доска Бжезинского и Основы геополитики. Геополитическое будущее России Дугина. Обе книги вышли в свет менее десяти лет назад, и, будучи очень неоднозначными трудами, как с концептуальной, так и с научно-практической точек зрения, стали некими отправными точками для современной геополитической науки.

Рекомендуем также ознакомиться с современным взглядом на вопросы геополитики в статье Косова Ю.В. Безопасность: геополитический аспект.

 
 


Содержание

Введение

Введение (начало).

Введение (окончание).

Глава 1. Ленинско-сталинский период (1917-1953).

Ленинско-сталинский период (1917-1953) (начало).

Ленинско-сталинский период (1917-1953) (продолжение).

Ленинско-сталинский период (1917-1953) (продолжение).

Ленинско-сталинский период (1917-1953) (продолжение).

Ленинско-сталинский период (1917-1953) (продолжение).

Ленинско-сталинский период (1917-1953) (продолжение).

Ленинско-сталинский период (1917-1953) (окончание).

Глава 2. Хрущевская активизация (1953-1964).

Хрущевская активизация (1953-1964) (начало).

Хрущевская активизация (1953-1964) (продолжение).

Хрущевская активизация (1953-1964) (продолжение).

Хрущевская активизация (1953-1964) (продолжение).

Хрущевская активизация (1953-1964) (окончание).

Глава 3. Брежнев - консервативный курс.

Брежнев - консервативный курс (начало).

Брежнев - консервативный курс (продолжение).

Брежнев - консервативный курс (окончание).

Глава 4. Кризис социализма и Афганистан.

Кризис социализма и Афганистан (начало).

Кризис социализма и Афганистан (продолжение).

Кризис социализма и Афганистан (продолжение).

Кризис социализма и Афганистан (продолжение).

Кризис социализма и Афганистан (окончание).

Глава 5. Горбачевская перестройка и начало пересмотра взглядов в области региональной безопасности.

Горбачевская перестройка (начало).

Горбачевская перестройка (окончание).

Глава 6. Ельцин и Россия в рамках Содружества СНГ.

Ельцин и Россия в рамках Содружества СНГ (начало).

Ельцин и Россия в рамках Содружества СНГ (продолжение).

Ельцин и Россия в рамках Содружества СНГ (продолжение).

Ельцин и Россия в рамках Содружества СНГ (продолжение).

Ельцин и Россия в рамках Содружества СНГ (продолжение).

Ельцин и Россия в рамках Содружества СНГ (окончание).

Заключение.

Некоторые выводы.

    
 
Взгляды и концепции региональной безопасности
в СССР и России


Сейчас, когда перед Российским руководством стоит задача по выработке концепции национальной безопасности, несомненную важность представляют проблемы региональной безопасности. Именно от их решения или нерешения может зависеть в будущем стабильность не только самой России и СНГ, но и в более широком европейском и международном контексте.


 
 

 


Введение.

Несомненно, что реалистичные концептуальные разработки в данной сфере должны лечь в основу оборонной политики страны, оказать влияние на развитие военной доктрины и формирование сбалансированных, эффективных и достаточных Вооруженных Сил.

Каково видение Россией региональных угроз после прекращения стратегического противоборства двухоциальных систем в результате демонтажа мирового коммунизма, каковы национальные приоритеты России и как они ложатся в концепцию национальной безопасности страны - на эти и многие другие вопросы еще предстоит ответить экспертам.

 

Целью данного доклада является проследить эволюцию взглядов советского и затем российского руководства на проблему региональной безопасности, региональных вызовов и угроз, равно как и проблему преемственности в данных вопросах.

Все это могло бы внести посильный вклад в вышеозначенные дискуссии, которые активно разворачиваютсяв последнее время в российских научных и практических кругах. При работе над данной темой автор исходил из следующих основных посылок:

Во-первых, концепции региональной безопасности России возникли не на пустом месте. Россия, как основная правопреемник бывшего СССР унаследовала от него не только центральный аппарат управления, министерства и ведомства, место в Совете Безопасности ООН, ядерную кнопку и международный дани СССР, но и определенное мышление в области международной и национальной безопасности, равно как и не отказалась от ряда международных обязательств Союза.

В этой связи проблема преемственности взглядов СССР и России в области региональной безопасности имеет не только историческое, но и важное теоретическое значение.

Во-вторых, сложившийся вместо биполярного многополярный мир заметно усложнил для российского руководства выработку концепций национальной и региональной безопасности. СССР имел ясно очерченный круг идейных и политических противников, чего лишилась Россия.

Вследствие этого в России наблюдается размытость видения национальной безопасности, на фоне чего идет поиск потенциальных внешних противников на самых разных направлениях, дабы не лишать Российские Вооруженные Силы их основного предназначения «защищать страну от внешних посягательств».

В-третьих, несмотря на некоторую преемственность в России по сравнению с СССР произошло главное изменение, которое связано с демократизацией и плюрализацией общества. Нет более единой внешней политики, нет и единой военно-политической стратегии. Октябрьские события 1993 г. в Москве наглядно показали, насколько могут разниться взгляды руководства и оппозиции не только на проблемы внутреннего социально-экономического и политического развития страны, но и на военные проблемы, международную политическую ориентацию.

И все-таки, несмотря на плюрализм мнений, для данной темы важно проследить формирование центристской линии, которая по идее должна отражать мнение большей части населения страны, большей части экспертов и специалистов России.

В-четвертых, определяя термин «региональная безопасность», автор имеет в виду меры противодействия тем вызовам, которые могут бросаться России не со стороны крупных держав или их коалиций, а со стороны средних и малых государств, движений, что, например, на данном этапе имеет место в районе таджикско-афганской границы.

Если в 70-е годы СССР исходил из необходимости быть готовым к ведению двух больших войн (с Западом и Китаем) и одной малой, например, со странами СЕАТО, то постепенно вследствие нормализации отношений с Западом и Китаем для СССР и потом России ситуация изменилась и возникла необходимость быть готовым к сдерживанию по крайней мере одного крупного противника и противостоянию малым региональным угрозам.

В-пятых, проблема региональных угроз для России становится все более актуальной вследствие возникновения политического хаоса в пределах границ Содружества и в сопредельных регионах (Афганистан).

В довершение всего еще не до конца понятна идея СНГ. Есть как несогласные с ней, так и ее сторонники. Кому-то ближе идея А. Солженицына, предусматривающая единение славянских республик и Казахстана. Другие склонны акцентировать внимание, прежде всего, на укреплении российской государственности и недопущении развала самой России. В этой ситуации вопрос об охране границ для России представляет особый интерес не только с технической и экономической точек зрения, но, прежде всего с политической: нужно ли охранять границы СНГ или же сконцентрировать внимание на укреплении российских рубежей.

Региональные вызовы для России являются своего рода лакмусовой бумажкой по проверке ее способности противостоять внешним вызовам. Если она в ближайшее время продемонстрирует свою высокую способность противостоять региональным вызовам, то ее сила будет признанной и количество этих вызовов сократится.

Если же Россия проявит свою неспособность должным образом отвечать на региональные угрозы, то последние могут возрастать, воздействуя на политическую ситуацию внутри страны и ведя к дестабилизации.

В-шестых, очень все большее влияние на выработку политики в области обеспечения региональной безопасности будет оказывать общее умонастроение российских граждан.

В СССР под воздействием идеологической и пропагандистской обработки, путем отдания обязательных к выполнению приказов, можно было мобилизовывать массы и направлять войска для ведения боевых действий на соседние территории, будь то Венгрия, Чехословакия или Афганистан. Сложнее убедить в том российских граждан и объяснить им, чьи интересы они должны защищать в теперь уже далеком Таджикистане, в Приднестровье или на Кавказе, не говоря уже, например, о Ближнем Востоке.

Всем очевидно, Россия вступила в полосу истории, когда основное внимание населения, да и руководства страны обращено, прежде всего, на решение собственных экономических и внутренних социальных проблем - то есть в период интравертности. Словом, на смену советскому интернационализму пришел некий изоляционизм. Мобилизовывать население на выполнение разного рода международных миссий становится все более трудной задачей.

В-седьмых, России все-таки никуда не уйти от решения региональных проблем особенно с соседями. Более того, ей будет принадлежать важнейшая роль в их решении. Конфликт Грузии и Абхазии вероятнее всего придется решать при посредничестве России даже, несмотря на то, что лидер Грузии Э. Шеварднадзе назвал предыдущее российское посредничество политическим обманом.

<< library index                                                                                                introduction >>

Россия в меняющейся системе международной безопасности, МГУ им. Ломоносова                                                 ©2005 Хохлов Игорь Игоревич