Ресурсы по теме
 


Учебный план спецкурса Россия в меняющейся системе международной безопасности - вся необходимая информация для студентов и аспирантов.

Подпишитесь на Еженедельную рассылку Социология и Политология на главной странице сайта - вы будете в курсе последних новостей в сфере безопасности, политологии и социологии, получите доступ к редким и малотиражным изданиям, стенограммам докладов и текстам выступлений ведущих ученых.

 
 
Участие России в Европейском Союзе — это шаг в весьма правильном направлении, который является предвестником дополнительных институционных связей между новой Россией и расширяющейся Европой

Бжезинский Зб.

В разделе Межгосударственные организации и программы размещено исследование научного сотрудника ИМЭМО РАН и преподавателя МГУ им. Ломоносова Хохлова И.И. - Субсидиарность как принцип и механизм политики Евросоюза.

В работе исследуется явление субсидиарности – основополагающий принцип, лежащий в основе распределения полномочий и компетенций между акторами, находящимися на разных уровнях властной пирамиды в рамках Европейского Союза.

 
 


Актуальные публикации

Хохлов И.И. Глобальный джихад Салафи: международная террористическая сеть Аль-Каида

Статья Глобальный джихад Салафи: международная террористическая сеть Аль-Каида посвящена идеологии, структуре, системе вербовки новых членов и перспективам самых мощных общественных и террористических исламистских сетей и организаций, целью которых является установление исламских правительств в мусульманских странах и возрождение влияния ислама в глобальном масштабе.

Косолапов Н.А. Ядерное сдерживание в постбиполярном мире: логика и средства реализации

Исследование Ядерное сдерживание в постбиполярном мире: логика и средства реализации посвящено значимым для ядерного сдерживания переменам в мире после окончания холодной войны. Автор уделяет особое внимание трансформации ядерных вооружений и ядерного сдерживания; типу и характеру миропорядка, складывающегося после исчезновения биполярности; а также морально-политическим критериям.

    

Хохлов И.И. Транспортная инфраструктура героинового бизнеса Афганистана

В авторском досье Транспортная инфраструктура героинового бизнеса Афганистана содержится объективная и достоверная информация о транспортной системе Афганистана, задействованной в транспортировке опиума и героина из стан Золотого Полумесяца в Европу и Азию.

Международные и региональные террористические организации

В актуальном досье Международные и региональные террористические организации собрана самая современная информация о международных, региональных и национальных организациях, движениях, фронтах и т.д., использующих в своей деятельности методы террора. Обновленная информация об истории создания, лидерах, численности, спонсорах, странах-покровителях и проведенных терактах.

Абу Нидаль - Сабри Халиль эль-Банна

Абу Нидаль - Сабри Халиль эль-Банна - одна из самых легендарных личностей в мировом террористическом движении. В течение долгого времени Абу Нидаль руководил одной из опаснейших палестинских террористических организаций "Черный сентябрь" ("ФАТХ - Революционный совет", "Арабский революционный совет"), включенной в Список террористических организаций Госдепартамента США.

Хамас - Исламское движение сопротивления

В досье Хамас - Исламское движение сопротивления подробно описана история создания организации шейха Ахмеда Ясина Хамас. Изложены цели, стратегия, структура, спонсоры данной организации, а также система взаимоотношений с региональными и международными террористическими сетями и организациями, действующими на территории Палестины и за ее пределами.

    
BannerPoint               BannerPoint
 
Великая шахматная доска - господство Америки
и его геостратегические императивы


Дилемма единственной альтернативы

Для России единственный геостратегический выбор, в результате которого она смогла бы играть реальную роль на международной арене и получить максимальную возможность трансформироваться и модернизировать свое общество, — это Европа. И это не просто какая-нибудь Европа, а трансатлантическая Европа с расширяющимися Европейским Союзом и НАТО. Такая Европа, как мы видели в главе 3, принимает осязаемую форму и, кроме того, она, вероятно, будет по-прежнему тесно связана с Америкой. Вот с такой Европой России придется иметь отношения в том случае, если она хочет избежать опасной геополитической изоляции.

Для Америки Россия слишком слаба, чтобы быть ее партнером, но, как и прежде, слишком сильна, чтобы быть просто ее пациентом. Более вероятна ситуация, при которой Россия станет проблемой, если Америка не разработает позицию, с помощью которой ей удастся убедить русских, что наилучший выбор для их страны — это усиление органических связей с трансатлантической Европой. Хотя долгосрочный российско-китайский и российско-иранский стратегический союз маловероятен, для Америки весьма важно избегать политики, которая могла бы отвлечь внимание России от нужного геополитического выбора. Поэтому, насколько это возможно, отношения Америки с Китаем и Ираном следует формулировать также с учетом их влияния на геополитические расчеты русских. Сохранение иллюзий о великих геостратегических вариантах может лишь отсрочить исторический выбор, который должна сделать Россия, чтобы избавиться от тяжелого заболевания.

 
 

 


Только Россия, желающая принять новые реальности Европы как в экономическом, так и в геополитическом плане, сможет извлечь международные преимущества из расширяющегося трансконтинентального европейского сотрудничества в области торговли, коммуникаций, капиталовложений и образования.

Поэтому участие России в Европейском Союзе — это шаг в весьма правильном направлении. Он является предвестником дополнительных институционных связей между новой Россией и расширяющейся Европой. Он также означает, что в случае избрания Россией этого пути у нее уже не будет другого выбора, кроме как в конечном счете следовать курсом, избранным пост-Оттоманской Турцией, когда она решила отказаться от своих имперских амбиций и вступила, тщательно все взвесив, на путь модернизации, европеизации и демократизации.

 

Никакой другой выбор не может открыть перед Россией таких преимуществ, как современная, богатая и демократическая Европа, связанная с Америкой. Европа и Америка не представляют никакой угрозы для России, являющейся неэкспансионистским национальным и демократическим государством. Они не имеют никаких территориальных притязаний к России, которые могут в один прекрасный день возникнуть у Китая. Они также не имеют с Россией ненадежных и потенциально взрывоопасных границ, как, несомненно, обстоит дело с неясной с этнической и территориальной точек зрения границей России с мусульманскими государствами к югу. Напротив, как для Европы, так и для Америки национальная и демократическая Россия является желательным с геополитической точки зрения субъектом, источником стабильности в изменчивом евразийском комплексе.

Следовательно, Россия стоит перед дилеммой: выбор в пользу Европы и Америки в целях получения ощутимых преимуществ требует в первую очередь четкого отречения от имперского прошлого и во вторую — никакой двусмысленности в отношении расширяющихся связей Европы в области политики и безопасности с Америкой. Первое требование означает согласие с геополитическим плюрализмом, который получил распространение на территории бывшего Советского Союза. Такое согласие не исключает экономического сотрудничества предпочтительно на основе модели старой европейской зоны свободной торговли, однако оно не может включать ограничение политического суверенитета новых государств по той простой причине, что они не желают этого. В этом отношении наиболее важное значение имеет необходимость ясного и недвусмысленного признания Россией отдельного существования Украины, ее границ и ее национальной самобытности.

Со вторым требованием, возможно, будет еще труднее согласиться. Подлинные отношения сотрудничества с трансатлантическим сообществом нельзя основывать на том принципе, что по желанию России можно отказать тем демократическим государствам Европы, которые хотят стать ее составной частью. Нельзя проявлять поспешность в деле расширения этого сообщества, и, конечно же, не следует способствовать этому, используя антироссийскую тему. Однако этот процесс не может, да и не должен быть прекращен с помощью политического указа, который сам по себе отражает устаревшее понятие о европейских отношениях в сфере безопасности. Процесс расширения и демократизации Европы должен быть бессрочным историческим процессом, не подверженным произвольным с политической точки зрения географическим ограничениям.

Для многих русских дилемма этой единственной альтернативы может оказаться сначала и в течение некоторого времени в будущем слишком трудной, чтобы ее разрешить. Для этого потребуются огромный акт политической воли, а также, возможно, и выдающийся лидер, способный сделать этот выбор и сформулировать видение демократической, национальной, подлинно современной и европейской России. Это вряд ли произойдет в ближайшем будущем. Для преодоления посткоммунистического и постимперского кризисов потребуется не только больше времени, чем в случае с посткоммунистической трансформацией Центральной Европы, но и появление дальновидного и стабильного руководства. В настоящее время на горизонте не видно никакого русского Ататюрка. Тем не менее русским в итоге придется признать, что национальная редефиниция России является не актом капитуляции, а актом освобождения (В начале 1996 года генерал Александр Лебедь опубликовал замечательную статью "Исчезающая империя, или Возрождение России" (Сегодня. — 1996. — 26 апр.), для доказательства правильности которой потребовалось много времени). Им придется согласиться с тем, что высказывания Ельцина в Киеве в 1990 году о неимперском будущем России абсолютно уместны.

<< предыдущая страница                                                             следующая страница >>